Общероcсийский Союз Общественных Объединений
“Федерация Кобудо России”

Общероссийская Физкультурно-Спортивная Общественная 
Организация “Всероссийская Федерация Кобудо”

Интервью Сергея Сошенко Или «Меч самурая несет двойную службу»

Ольга: Здравствуйте, уважаемые читатели, сегодня я хочу поговорить с Сергеем Сошенко (член президиума, президент ФСОО «Федерации кобудо Ивановской области», обладатель 3 дана по кобудо. Руководитель центрального федерального округа федерации кобудо России. Судья первой категории. Занимается единоборствами с 10 лет. Судья первой категории по Восточному Боевому Единоборству. КМС по Восточному Боевому Единоборству. Трёх кратный чемпион России по тамэсигири (2011, 2012, 2013 год). С 1 сентября 2009 года организовал и возглавил Федерацию Кобудо Ивановской области, тогда же и начал профессиональную карьеру тренера. В период с 2009 по 2012 воспитал 2х кандидатов в мастера спорта.)

Но перед тем, как начать беседу я бы хотела, чтобы вы прочли притчу о двух великих воинах Японии.

Рассказывают, что однажды Миямото Мусаси путешествовал в провинции Ига. В дороге он встретил незнакомого самурая. Мощь исходящая от его попутчика не оставляли места для сомнения. Перед ним стоял Ягю Дзюбэи известный, как боец, не знающий поражений. Для Ягю Дзюбеи тоже стало ясно, что перед ним известный всей Японии мастер меча. Проверить свои силы в поединке с таким противником, было вопросом чести для каждого из них. Пройдя несколько метров, Мусаси повернулся, одновременно, то же сделал и Дзюбэи.

— «Я прошу прощения, — произнёс Миамото Мусаси — Я полагаю, что вы Ягю Дзюбэи».
— «Да, это так, — ответил Дзюбэи, — А вы, я полагаю, Миамото Мусаси?»

Мастера, молча, смотрели друг на друга некоторое время. Поединок, который должен был закончиться гибелью одного из мастеров, не мог удовлетворить обоих. Оба самурая отправились в ближайшую корчму и приказали принести им чай и доску для игры в «го». В течение трёх часов непрерывной игры ни одному из мастеров не удалось достичь преимущества над противником. Когда не осталось сомнения, что силы равны, оба одновременно встали, поклонились и вышли в темноту ночи. Мусаси свернул на дорогу вправо, Дзюбэи влево. Больше в жизни они никогда не встречались.

Сергей Сошенко со своим учеником (Александром Шальновым) неоднократно демонстрировали разрубание мечом (тамасегири) во время торжественных открытий чемпионатов, кубков России по кобудо. Недавнее выступление было на Будо Шоу, которое проходило 23 ноября 2013г.

Ольга: Сергей Владимирович, добрый день, с чего начался Ваш путь в технике разрубания мечом?

Сергей Владимирович: Добрый день. Отец часто рассказывал про богатырей, японских ниндзя вот и запала мне в душу тяга   к воинским искусствам и холодному оружию. Техника меча интересовала меня всегда. Сколько себя помню, у меня с детства всегда дома в прихожей была палка, которая, на мой взгляд, была похожа на меч, потом были игрушечные мечи, сабли, рапиры.  Помню, первый бокен сделал из сломавшегося черенка лопаты, уж очень удачно он сломался – был похож на цуруги. Интервью Кобудо Сошенко (5)Помню, в первые годы тренировок выполнял субури столько раз, что не мог поднять стакан воды после тренировки. Базовые элементы техники изучал по школе айкидо айкикай и ивама (только сейчас понимаю, что техники меча в айкидо нет, но нужно было с чего-то начать). Основное влияние на меня оказали несколько трактатов: Книга пяти колец, Мост поднесённой сандалии и Письма Такуана Сохо.

В процессе тренировок появилась необходимость испытывать своё умение на ком-нибудь. Ходил на тренировки к реконструкторам исторического фехтования (где попадались не плохие бойцы и даже мастера спорта по фехтованию на саблях). Затем в нашем городе появилась федерация кендо. Я начал ходить на занятия к ним. Нужно отметить, что на тот момент я серьёзно занимался уже 10 лет. Походив на тренировки какое-то время, я понял, что ничему новому они меня научить не могут, и я решил продолжить свой путь самостоятельно. Сейчас за спиной, кроме почти двух десятков лет с мечом в руке, добавилось 16-ти летний опыт практики Тай Цзи, что позволяет по «косточкам» разобрать любое движение не только с точки зрения биомеханики, но и с точки зрения энергии. Боевой меч (синкен) появился сравнительно недавно, до этого были деревянные в большинстве своём сделанные своими руками. Перестроился с деревянного меча на боевой достаточно быстро. Да и в целом, есть ощущения, что меч в руках держу «не первую жизнь».

Ольга: Я думаю, для многих читателей будет интересно узнать историю возникновения меча. Какое отношение было у самурая к своему оружию. И как возникло тамасегири?

Сергей Владимирович: Первый меч Цуруги. Цуруги — это прямой обоюдоострый меч, распространённый в Японии до X века. Многие образцы не относятся к настоящим японским мечам (нихонто), так как изготовлены по китайской или корейской технологиям. В широком смысле этот термин использовался в древности для обозначения всех мечей. В более позднее время вытиснился термином кэн для обозначения прямого меча. Меч «Катана» или «ТО» появился позже. По легенде первый японский самурайский меч – «катана» был сделан оружейником Амакуни из провинции Ямато где-то в начале IIX века нашей эры. И, несмотря на то, что исторических доказательств этому нет — легенда очень логична. Из известных (найденных и существующих) катана, самые ранние относятся к семье оружейников Ясуцуна из Хоки и выкованы в начале Х века н.э. Но Амакуни был начальником группы оружейников, чьей задачей было обеспечивать мечами солдат императорской армии в IIX веке н.э.

Однажды Амакуни и его сын Амакура стояли в дверях своей кузницы и смотрели, как маршируют солдаты, возвращающиеся с войны. Император, проскакав мимо Амакуни, даже не взглянул в его сторону, хотя обычно притормаживал, чтобы помахать рукой или кивнуть. Сам Амакуни всегда с нетерпением ждал подобных знаков внимания, свидетельствующих об оценке его усилий. Затем он заметил, что почти половина возвращающихся солдат несёт сломанные мечи.

Амакуни и его сын собрали у солдат обломки и стали их изучать. Оказалось — что основной причиной поломок оказался неправильный подход к процессу ковки и закалки. Когда солдат рубил твёрдый объект металл крошился и меч ломался. Когда Амакуни вспомнил, как император проигнорировал его — у него глаза наполнились слезами. И Амакуни пробурчал: «Если им приходиться использовать наши мечи для такой интенсивной сечи — я сделаю такие мечи , которые не ломаются.»

Поклявшись, таким образом, Амакуни и его сын заперлись в кузнице и молились семь дней и семь ночей Богам Синто. Затем Амакуни выбрал лучшие образцы песчаной руды, какие только смог найти и обогатил их. Медленно и упорно отец и сын работали над невыполнимой задачей. Через месяц — осунувшиеся, бледные, но радостные они вышли на люди с односторонне острым слегка искривлённым мечом. Другие оружейники насмехались и вертели у виска пальцем, но отец и сын занялись полировкой и доводкой клинка.

За несколько следующих месяцев Амакуни и его сын продолжали работу и изготовили много таких мечей. А на следующую весну снова прогремела война. И снова когда солдаты возвращались с войны Амакуни с сыном стоял в дверях и вёл подсчёт — 1,2,3…25,26,27…30,31. Все мечи вернулись с фронта без повреждений! А когда император скакал мимо — он придержал лошадь, улыбнулся и сказал: «Ты настоящий МАСТЕР, оружейник! Ни один из твоих мечей не подвёл в сражении!». Амакуни возрадовался и заявил всем, что выполнил дело своей жизни.

Меч самурая несёт двойную службу: сокрушает всё, что противостоит воле владельца и жертвует всем, что исходит из инстинкта самосохранения. При этом один самурай связывает себя с духом патриотизма, иногда воинственности, другой – с религиозным чувством верности и самопожертвования. В первом случае меч обычно становится оружием разрушения всего чистого и простого, смыслом силы, – иногда дьявольской силы. Добросовестный владелец меча всегда знает эту истину и тогда дух зла подвергается уничтожению, а меч отождествляется с разрушением того, что стоит на пути к миру, справедливости и человечности. Он защищает всё, что стоит на пути к духовному процветанию целого мира. Тогда это воплощение жизни, а не смерти.

Если при создании меча используется божественное начало, то тот, кто владеет мечом или пользуется им, также должен обладать духовностью, а не жестокостью. Его ум должен быть единым с душой, которая оживляет холодную сталь. Великие создатели мечей никогда не пытались вселить в умы учеников чувство жестокости. Когда японцы говорят, что меч – душа самурая, мы должны иметь в виду всё, что сопутствует этому. Верность, самопожертвование, почтительность, благожелательность и возвышенные чувства – вот истинный самурай.

Тамэсигири (пробное резание) — испытание мечей. Клинки испытывали перерубанием соломенных снопов, соломенных матов, бамбука, самурайских шлемов, медных и стальных пластин, при казни преступников, на трупах казненных людей. Выполнять Тамэсигири доверяли только профессионалам, т.к. любая ошибка могла привести к порче лезвия или переламыванию клинка, что в свою очередь могло бросить тень на имя кузнеца. После прохождения Тамэсигири на хвостовике меча делалась надпись результатов, времени и мастере проводившем испытание.

Ольга: Для многих зрителей интересно, что же Вы все-таки разрубаете? (улыбается).

Сергей Владимирович: Для разрубания мы используем скрученные соломенные коврики, предварительно вымоченные в соленой воде.

Ольга: Каждый может взять меч, нож, кинжал и разрубить какой-нибудь предмет, но ведь существуют какие-то критерии, по которым можно понять мастер перед тобой или ученик.

Сергей Владимирович: Говорят, что мастера от новичка отличает внимание к деталям. Так вот тут важна каждая деталь: плоскость удара, скорость, направление вектора силы, решительность и многое другое. Все эти критерии сводятся в одно понятие – ки кен тай ити (единство энергии/духа оружия и тела). Так вот, мастер выполняет любое движение слитно, словно меч часть его тела. Также не маловажен принцип нагара (текучести), т.е. меч начинает своё движение, освобождаясь от ножен, и заканчивает его снова попадая в них. Всё, что между этим – это в принципе одно движение.

Ольга: Сергей Владимирович, Ваши выступления, момент, когда Вам завязывают глаза, и Вы разрубаете соломенные снопы без малейшего труда. Как Вы сосредотачиваетесь, что испытываете  в эти минуты, в чем секрет?

Сергей Владимирович: Есть особый вид медитации на приближающиеся и удаляющиеся объекты, кроме этого практика цигун позволяет чувствовать цели даже с закрытыми глазами. А самое главное —  это долгие тренировки с моим учителем, когда мы проводили поединки с завязанными глазами.

Ольга: Вы представитель Ивановской области, какая работа ведется в регионе, расскажите о развитии кобудо, и как все начиналось?

Сергей Владимирович: Я начал развивать Кобудо в Ивановской области с 2009 года. И первое с чем я столкнулся – это полная не готовность моих тогдашних учеников двигаться в направлении спорта и участия в соревнованиях. В первый год я практически полностью сменил личный состав федерации, сделав ставку на детей дошкольного возраста. Я решил, что лучше воспитывать «с нуля», чем пытаться перевоспитать. Так же встала проблема с тренерским составом, т.к. тренеры со стороны не обеспечивали необходимой надёжностью (я сам привык работать в одном выбранном направлении, а человек со стороны работает как минимум на два фронта, что пагубно сказывается на общем деле). В какой-то момент численность федерации перешагнула за 200 человек, но потом из-за «ненадёжных людей», пытавшихся сделать себе имя за счет федерации было потеряно более 50 % личного состава. Но время идет ребята растут, те кто остался с 2009 из старших ребят помогают, тренируя младших. Для увеличения доли присутствия в области мною были проведены переговоры с представителями смежной дисциплины – Сётокан и вот уже со следующего года ребята начнут пробовать свои силы и в кобудо (в ката в первую очередь).

Ольга: Какие планы на будущее федерации Ивановской области кобудо?

Сергей Владимирович: На 2014 год планы, прежде всего, провести чемпионат Центрального Федерального округа, который будет проходить 15-16 февраля 2014г., увеличение спортивных баз, где будут проходить занятия по кобудо в Иваново и областных городах, заниматься активной работой с общеобразовательными школами. Главная задача – занятия кобудо в залах «шаговой доступности» от дома.

Ольга: Впереди Кубок России по кобудо (15-16 марта 2014года), в рамках соревнований будет проходить Фестиваль «Золотая звезда кобудо», будет ли Ваш регион принимать участие в нем, и чем Ваша команда удивит российского и московского зрителя?

Сергей Владимирович: Конечно, будет! А если я скажу чем, то этому уже никто не удивится!

Ольга: Кроме спорта, занятий кобудо и разрубания Тамэсигири, чем еще Вы занимаетесь в жизни, Ваши увлечения?

Сергей Владимирович: Меня привлекают занятия цигун, тай цзи, изучение даоских трактатов. Я являюсь руководителем военно-спортивной организации. А самое главное, я папа замечательной девочки Дарины, которую я очень люблю и хотя ей всего 4 годика, она подаёт надежны, и я думаю (улыбается), хотя пусть решает сама.

Ольга: Впереди Новый 2014 год, Ваши пожелания нашим читателям.

Сергей Владимирович: В новом году желаю всем удачи во всех начинаниях, счастья в доме, удачи в работе, здоровья. И главное, чтобы в погоне за материальными иллюзиями все мы помнили, о духовных ценностях, избавлялись от материальных привязок и с первого раза проходили все уроки, которые нам посылает Мир!!!

Ольга: Спасибо огромное, Сергей Владимирович, мне было очень интересно немного узнать о возникновении меча, технике тамэсигири. Надеюсь, наши читатели также получили удовольствие, прочитав Ваше интервью. Может, благодаря этой беседе, многие заинтересуются японским мечом, его историей и техникой тамэсигири.  От себя хочу пожелать всем читателям всего самого наилучшего в Новом году, а также познания себя, своих истинных мечтаний и целей. И пусть у вас все получится. Удачи!