Общероcсийский Союз Общественных Объединений
“Федерация Кобудо России”

Общероссийская Физкультурно-Спортивная Общественная 
Организация “Всероссийская Федерация Кобудо”

Интервью с Константином Аксамитовским

(К.А. Аксамитовский — технический директор Федерации кобудо Алтайского края, черный пояс 2 дан кобудо, 2 дан сётокан. КМС по виду спорта ВБЕ с/д «КОБУДО»)
«Свою направленность в коллекционировании я выбрал благодаря другому своему увлечению.
Это восточные единоборства, а именно японские виды боевых искусств».

Ольга Кузнецова: На протяжении жизни я встречаю на своем пути очень интересных людей. Порой с виду обычный человек без какого-либо отличия от окружающей толпы полон знаний и мудрости, и является кладезю огромного опыта и уникальностью собрания информации. Общаясь с людьми из разных городов, открываешь их с новой стороны, и понимаешь, что первое впечатление не верно, заглянуть глубже в человека, и увидеть его особенность, мне кажется то качество, которое нужно развивать в себе абсолютно каждому.

Несколько лет я пытаюсь не делать выводов о человеке, никак его не осуждать и делать быстрый анализ. И в этом сразу появляется огромная возможность увидеть человека с другой стороны, с более полной и развернутой. Когда я познакомилась с Константином, я никак не предполагала, что этот человек, на тот момент был руководителем федерации кобудо Алтайского края, является коллекционером японских предметов, его знание истории Японии, рассказы о камикадзе, их особенностях, оружии, посуде меня поразили. Истинного коллекционера от простого собирателя отличает доскональные, специальные знания всего, что связанно с предметом коллекционирования, и страсть к этому собирательству, определенный объем времени и материальный ресурс, который регулярно, систематически посвящается собиранию коллекции.

Константин Александрович, поведайте с чего началась Ваша коллекция?

Константин Аксамитовский: Собирать я начал артефакты еще в 1992 году. Первые вещи, предметы были (монеты, складни старообрядческих икон) приобреталось в основном у друзей, знакомых или обменом у таких же собирателей. Многие люди путают понятия коллекционирование и собирательство. Собирательство – это небольшое увлечение, например, в детстве друзья, знакомые собирали марки, наклейки TURBO, фото артистов, открытки, а в 90е гг. плакаты с героями боевиков. Позже у людей с возрастом терялся интерес к этому в связи с изменениями в стране или менялись ценности, окружение, работа. А те, кто не забыл эту радость, этот восторг и ощущение счастья, приобретал тот или иной предмет в свою коллекцию. Такие люди уже становятся коллекционерами. Коллекционирование – это целый новый мир человека, новая профессия. Для этого нужно много читать, также необходим ум, усидчивость и ответственный подход к делу. Также у коллекционера должен присутствовать вкус и внутреннее чутье и честность по отношению к коллегам (как к начинающим собирателям, так и к уже «тертым» коллекционерам). Хотя у многих  начинающих коллекционеров не хватает терпения и сил на поиск какой-нибудь одной, но очень редкой вещи, которая может стоить очень больших денег.  И  при появлении возможности приобрести вещь, но отказать себе в каких-то бытовых потребностях начинающий собиратель-коллекционер  «сдувается».

Свою направленность в коллекционировании я выбрал благодаря другому своему увлечению. Это восточные единоборства, а именно японские виды боевых искусств. Поэтому заинтересовался японской военной тематикой. В процессе еще «собирательства» по случаю приобретал разные «цубы» (часть меча) от катан, фото военных того времени, переписку, открытки. Чуть позже, углубившись в  это направление и узнав много о японской армии остановился на наградной атрибутике 1930х-45х гг. Это очень большой пласт материала, который пришлось изучать потратив на это около 10 лет. И остановился конкретно на наградном императорском и просто солдатском фарфоре и фаянсе. Хотя до этого было много в коллекции документов и медалей к ним.

Сейчас уже много коллекционеров японского военного фарфора как у нас в стране, так и за рубежом. Уже у многих коллекционеров, в основном за рубежом есть большие коллекции и на основе их они выпускают справочники, каталоги и фотоальбомы с военной тематикой. При коллекционировании японского военного фарфора многие останавливаются на конкретном периоде войны и как японцы называют «инциденте». Выпуск предметов фарфора агитационной тематики был прекращен после Второй мировой войны. Коллекционирование японских военных чашек «сакешниц» привлекательно по многим причинам.  Это прежде всего история, которой более 70 лет. Уже сейчас стало трудно найти ту же «сакешницу», чашку солдатскую в хорошем сохране! Много появилось подделок (т.е. новодела).

Если раньше наградные или личные «сакешницы», как обычные награды, ордена, медали, документы хранились в семье, священном месте японского дома, рядом с алтарем или другими семейными ценностями, то теперь американизированное молодое поколение, не мучаясь угрызениями совести и «страхом потерять лицо», согласно кодексу «Бусидо» несет их в антикварные лавки, базары и ломбарды.

Благодаря этому, что чашечки трепетно хранились в семьях многих поколений, поэтому остались в хорошем состоянии.  Это как раз заслуга воспитания предыдущего поколения японцев, которые воспитывались в духе «Бусидо» и культе предков.
Многие чашки уникальны! На них в большинстве стоит имя владельца, номер части, род войск. В большинстве случаев, это вещи созданные для владельца в единичном экземпляре. Есть конечно и однотипные вещи-«уставные». Есть более богатые, дорогие чашки, украшенные символикой императорского дворца (хризантемы, павлонии).

Я лично более тяготею к солдатским чашкам.  Чаще всего, эти вещи были созданы для конкретного солдата, владелец которой просил изобразить личный символ, иногда стихотворение и надписи патриотического содержания. Такая информация облегчает атрибуцию предмета и время создания такого «шедевра». Так же попадается «окопное творчество», какой-нибудь умелец имеющий навыки в росписи, делал своим сослуживцам памятные сувениры.

Вернемся к подделкам! Сложность массовой подделки «окопного» фарфора очень маленькая. Чашки («сакешницы») практически не подделывают. Поэтому риск получить «фальшак» минимален. Доступность цены также является приятным моментом в этом виде коллекционирования. Цена варьируется в зависимости от редкости и сохранности предмета. Есть конечно истории «Провинанс», которые создают сами коллекционеры. История влияет на цену предмета. Например, чашка найденная после атаки на Перл Харбор, конечно это полная ерунда. У меня первая «сакешница» из фарфора в коллекции появилась, благодаря знакомству с человеком, который просто собирал советский фарфор. И при приобретении, обмену с этим человеком все и началось. Эта чашка с изображением аэроплана (самолета  того времени), а внизу лепестки сакуры и надпись : «В память окончания службы -7 авиационный полк». Кроме японского военного фарфора в наградной системе использовались лакированные  деревянные чашки и подносы  в стиле «Уруси».

Уруси в Японии называют как лаковое дерево, так и технику лаковой росписи (как у нас хохлома). Заготовки из этого дерева в течении, многих лет коптят дымом и сушат по специальной технологии. Выпаренный сок редкого дерева уруси (одно дерево дает очень мало сока) используется как основа для лака, которым покрывают заготовки чаш и подносов. Для чаш используется дерево кэяки, которое характеризуется очень медленным ростом, годовые кольца у него слабо выражены, и с одинаковым расстоянием друг от друга, из-за этого поверхность ровная и хорошо подходит для росписи. Такие предметы могут хранится многие десятилетия, не деформируются и не трескаются. В японской лаковой технике росписи используются в основном два цвета – красный и черный. А рисунок в основном наносится  золотом.

Наградная система лаковыми предметами появилась после японо-китайской войны 1894-1895 гг., а также русско-японской 1904-1905 гг. Такой предмет у меня появился в коллекции позже, после фарфора. Он меня заинтересовал тем,  что на нем была надпись «За поход в Сибирь. Сибирская интервенция» (1918-1922 гг)., а сам я живу в Сибири. Это очень большая редкость иметь в коллекции такой предмет.

На многих других чашках уруси у меня встречались написанные стихи, например: «я закончил военную службу императору и возвращаюсь домой, чтобы насладиться цветами сакуры», значит по времени это была весна. Надписи очень сложно прочитать, т.к. они выполнены азбукой «кандзи», используемой до 1946 г. и они читаются наоборот, по сравнению с современной техникой письма. Поэтому иногда приобретаю предмет, цена которого выше, если присутствует перевод.

В этом есть положительная сторона, их трудно подделать. Особенно, если написаны стихи или девизы, например:  семь жизней за императора, банзай! Не все современные японцы могут прочитать это. У меня в коллекции был поднос, связанный с единоборствами, точнее DNBK (Дай Ниппон Бутоку Кай) Общество воинской добродетели великой Японии. Это как для Китая монастырь Шаолинь. Датировался поднос 1930 гг., т.к.  в 1945 г. Дай Ниппон Бутоку Кай был распущен, в связи с пропагандой милитаристского духа. Вообще коллекционирование очень помогает мне сохранить душевное равновесие в современном мире. Постепенно к этому приобщаю своего сына, хотя у него будет свой Путь и своя тематика.

Ольга Кузнецова: Я знаю, что у Вас имеются в коллекции предметы принадлежащие знаменитому камикадзе Сабуро Сакаи. Почему именно он?

Константин Аксамитовский: О  Сабуро Сакаи я узнал, прочитав книгу «Самурай». Я был восхищён силой духа и воли этого японского солдата. Например, в бою за Гуадалканал он столкнулся с четырьмя американскими истребителями. Он слишком близко к ним подошёл. Хвостовые стрелки американцев открыли сосредоточенный огонь.  Сабуро Сакаи повредили правый глаз. Та же пуля задела его мозг, оставив его левую сторону тела парализованной. Приняв решение умереть как воин, Сакаи хотел врезаться в американский корабль, однако такового не нашёл. В результате он совершил полёт длительностью 4 часа 47 минут и длиной в 1040 км. После посадки он настаивал на докладе вышестоящему командиру. Его товарищ, также великий японский ас, Хироёси Нисидхава, вместе с лейтенантом Сасаи насильно доставил Сакаи в госпиталь.

После операции у него видел только левый глаз. Контроль над левой частью тела был восстановлен. Долгое время он тренировал молодых пилотов. В апреле 1944-го получил разрешение на участие в воздушных боях. Добивался побед. После войны Сабуро Сакаи обратился к буддизму и дал клятву не убивать ни одного живого существа.У меня в коллекции есть прижизненное фото С. Сакаи и его автограф, сделанный в начале 2000-х годов. С.Сакаи ушёл из жизни 22 сентября 2000 года.

Ольга Кузнецова: Ваш любимый предмет в коллекции? Есть ли такой или их несколько?

Константин Аксамитовский: Такового нет. Всё, что оставлено в коллекции мне очень нравится и является моей гордостью. Какие-то предметы я приобретаю для обмена или подарков друзьям или коллегам. Мне очень нравится дарить людям не просто безделушки и зачастую ненужные вещи, а предметы с историей. Потом человек, владеющий предметом, начинает читать, изучать период истории, связанный с этим подарком.

Ольга Кузнецова: Как Вы считаете в чем особенность предметов японской традиции от древне-русских?

Константин Аксамитовский: Японская и древнерусская культура абсолютно разные, с разным отношением к богу (синтоизм, буддизм в Японии) и , как следствие, к смерти.  Что касается предметов, то есть сходство в росписи тех же подносов. У японцев особое почитание меча (катаны), который по легенде людям на землю дала богиня Аматерасу. Богиня-солнца, одна из главенствующих божеств все японского пантеона синто, согласно синтоистским верованиям, прародительница японского императорского рода. На многих предметах можно увидеть её изображение. У славян встречается изображения Бога Солнца. Символами солнца является крест и свастика. Я у друга видел рушник, вышитой по краям свастикой. Этот символ встречается и у буддистов. А в остальном, моё мнение, это абсолютно разные культуры.

Ольга Кузнецова: Есть ли в Вашей коллекции японское оружие? Что Вы можете рассказать о нем?

Константин Аксамитовский: В моей коллекции японского антикварного оружия нет. На его хранение нужно разрешение, регистрация. Попадались предложения  покупки-обмена армейского оружия:-син-гунто, кай-гунто. Это отдельная часть коллекционирования. Прежде всего, такие вещи лучше всего брать с экспертизой. Так как сейчас много копий, реплик, т. е. «новодела». Настоящий военный меч стоит дорого. В нем история и энергетика.

Ольга Кузнецова: С чего началось знакомство с миром боевых искусств? Ваши достижения в  них? Как повлияли Ваши занятия на жизнь?

Константин Аксамитовский: Впервые я узнал о восточных единоборствах, точнее, о кунг-фу, из фильмов в 90-х гг. Мой первый фильм, который посмотрел в видеосалоне, назывался «Их звали костоломы» с Дж.Чаном. Я был постоянным подписчиком и читателем журналов «ФиС» и «Техника молодёжи». Где были публикации и уроки в картинках по восточным единоборствам. Первое знакомство с каратэ у меня произошло с просмотром фильма «Обречённый на одиночество». Я его посмотрел за одну неделю 5 раз во всех кинотеатрах нашего маленького города. Ходил сразу на два сеанса. На меня каратэ произвело неизгладимое впечатление. Первый тренер появился в 1989 году. Это был наш школьный учитель физкультуры Сергей Иванович Максимов. Я ему очень благодарен. В 2014 году был юбилей моего клуба (15 лет). Он сейчас живет в Иркутске, но приехал. Мы не виделись более 20 лет.

Вспоминая тренировки того времени, точнее 90-х гг., у меня мурашки по коже: «Как остался в спорте до сих пор. Это были жестокие схватки и упражнения, взятые из каких-то фильмов. В то время было очень мало информации. Не было разделения каратэ на стили и направления. Это было, наверное, своё «советское каратэ-до». В этот период выступал на соревнованиях по рукопашному бою. Чуть позже по кёкусинкай каратэ. С каратэ сётокан познакомился благодаря учебным фильмам Х.Канадзавы.

В то время я и мечтать не мог, что через какое-то время буду лично принимать участие в его семинарах. И даже сдавать экзамен на Дан этому великому мастеру. Последняя наша встреча состоялась в 2011 году на Украине (г. Киев). Я сдал экзамен на 2 дан. Своим достижением как тренера того времени я считаю бронзовую медаль своего ученика на чемпионате Европы 2004 года по сётокан, участие в Чемпионате Мира 2006 г. Токио.

В 2005 закончил НГПУ. Тема дипломной работы «Восточные единоборства как фактор социализации в воспитания детей и подростков». В дальнейшем в 2005 году работа была опубликована в сборнике «Помощь социальному педагогу».
Являюсь КМС по ВБЕ. Чемпион Алтайского края (ката) 2015-2016 гг. Победитель Международной Олимпиады боевых искусств Сибирь-Азия 2016 (г. Барнаул, ката). Бронзовый призёр  Международной Олимпиады боевых искусств Восток-Запад (г.Санкт-Петербург, 2014г.). Аттестован на 2 дан, чёрный пояс по каратэ-до SKIF (экзаменатор Х.Канадзава, 10 дан), 2 дан, чёрный пояс (кобудо, ВФК, экзаменатор А.Н.Кузнецов, 7 дан).

Ольга Кузнецова: Вы несколько лет являлись президентом федерации кобудо Алтайского края. Опишите этот период. С чего началось развитие кобудо в Алтайском крае?

Константин Аксамитовский: Общественная организация Федерации Кобудо Алтайского края была зарегистрирована в январе 2012 года. Надо отметить, что сам процесс регистрации прошел на удивление легко, это к тому, что не нужно бояться бумажной волокиты. Если у вас есть идея, если вы чувствуете в себе силы, если вы понимаете, что способны научиться сами и можете научить других, то спокойно беритесь за дело. У нас прежде всего была техническая подготовка с моей стороны и заинтересованность в развитии этого интересного направления. А Всероссийская Федерация предоставляла возможность в полной мере развиваться. 

Для этого проводятся судейские технические семинары. С другой стороны, не менее важно иметь единомышленников. В моем случае это Касимов Марат и Семишкин Валерий. С этими людьми я занимался каратэ с 90-хх гг. А моя жена Ольга на тот момент абсолютно своевременно «как оказалось» дописывала работу по некоммерческим организациям, поэтому занималась подготовкой документации. На момент создания организации в состав входило 2 клуба: Бусидо (Яровое) и Заншин (Славгород).  Во время передачи полномочий президента стало 11 клубов в 2015 г.

На сегодняшний день Федерация Кобудо Алтайского края (официально признанную, признаваемую Краевым Спорт управлением Алтайского края и В.Ф.К.) возглавляет Суховерхов Александр. Это профессионал с многолетним опытом и я ему доверяю решение важных для всех нас вопросов! Я на данный момент технический директор и отвечаю за подготовку спортсменов. В настоящее время достигнуто, как я считаю, равновесие в нашей структуре. Каждый занимается своим делом.
Отдельно остановлюсь на ситуации, с которой сталкиваются организации в процессе своего развития, и которая не обошла Федерацию Кобудо Алтайского края. Простыми словами: начиная – ты никому не интересен, встав на ноги, появляются желающие занять твое место. В ход идут известные приемы: столкновение интересов, разжигание конфликтов, подрыв авторитета руководства.

В нашей организации этим занимались, как не странно люди, не имеющие должной подготовки, но имеющие большие амбиции и наглость. Я не знаю чем, могло все это закончится…Возможно действующей Федерации не существовало бы, в том виде, в котором она сейчас существует. А был бы возможно коммерческий проект: «продюсер» с рынка собирает деньги, торгуя поясами, званиями, а реально никто никого не тренирует. Наши кандидаты в «продюсеры» со скандалом покинули нашу организацию. Но найдя другую, не имея других талантов, кроме способностей к интригам. На сегодняшний день в Федерации 15 клубов. Разные люди, руководители, но хочется надеяться на то, что их объединяет одна цель: саморазвитие и развитие дисциплины Кобудо в Алтайском крае.

Ольга Кузнецова: Яровое –город, который как мне кажется мало кому известен, а ведь там находится уникальное алтайское море. Расскажите в чем особенность этого места.

Константин Аксамитовский: Город Яровое, в котором, я родился и живу сейчас становится более популярным в России. Главная наша достопримечательность – озеро Большое Яровое. Это самое глубокое озеро Кулундинской степи. С древних времен скифские легенды называют Яровое местом силы, местом исполнения желаний, местом куда люди приходят, чтобы восстановить здоровье и привлечь удачу в свою жизнь. Скифы считали озеро святым, почитали его и воспринимали его , как живое существо. В 2008году в ходе раскопок археологи обнаружили на берегу озера Большое Яровое захоронение защитницы и покровительницы этих мест, которую стали называть Яровской Берегиней.

Яровская Берегиня была воительницей, амазонкой Кулундинской степи, жрицей, обладавшей тайной силой и сокровенной мудростью. Озеру около миллиона лет и оно обладает целебными свойствами. В городе есть уникальное, единственное в Сибири и на Дальнем Востоке физиотерапевтическая больница (лечение грязями местных озер, кожных, неврологических, гинекологических заболеваний, заболеваний опорно-двигательной системы).

Шикарные пляжи «Причал 22» и «Причал 42» в народе называют «Российской Турцией». Они не уступают пляжам мировых курортов. Я был в Китае на о.Хайнань, у нас даже лучше. Еще в нашем городе родились радио- и телеведущий Геннадий Бачинский, мы с ним учились в одной школе. И эпатажный шоумен Заза Наполи – Вадим Казанцев.

За последние годы здесь выступали и отдыхали: Вера Брежнева, Владимир Пресняков и НатальяПодольская, Владимир Кузмин, А.Розембаум, Д.Майданов, Ю. Савичева, Ева Польна, гр.Градусы, Мумий Троль, Дискотека Авария, Звери, гр.Рондо, гр.Лесоповал, гр.Дюна, гр.Белый орел, Бони М, Bad Boys Blue  и другие звезды российского и зарубежного шоу-бизнеса. В 2007 г. мы с А.С.Суховерховым проводили форум Боевых искусств – титульные поединки по контактному каратэ. Когда мы репетировали и устанавливали ринг, на соседней площадке готовился к выступлению Сергей Трофимов. Он тогда нам подписал афишу  и выразил  сожаление, что не может остаться и посмотреть наше шоу.

В летний период население города Яровое увеличивается на много тысяч – желающие отдохнуть и подлечиться приезжают изо всех уголков России, ближнего и дальнего зарубежья. В этом году на нашем озере Большое Яровое установили рекорд по массовому лежанию звездочкой на воде – 1350 туристов одновременно легли на воду раскинув ноги и руки. Вел мероприятие известный шоумен и резидент Comedy Club Александр Ревва, а зафиксировал достижение представитель «Книги рекордов» Станислав Коненко. Начиная с 2000 г. мы в Яровом проводим УТС. – тренируемся, отдыхаем.

Жизнь в Яровом не затихает ни днем ни ночью. Вечерами открываются ночные бары, дискотеки, проходят концерты, шоу и фестивали с участием российских и зарубежных звезд. «Сибирская Ибица», как многие еще называют, каждое лето собирает сотни тысяч гостей. Приезжайте, не пожалеете! Яровое – город солнца, воды, здоровья и отличного настроения!

Ольга Кузнецова: Вы начали собирать спортивные значки советской эпохи, что Вы можете рассказать о них?

Константин Аксамитовский: Советская эпоха-яркий и противоречивый период истории страны. Это времена достижений, рекордов, запретов. Я не являюсь коллекционером советской фалеристики. Просто по возможности приобретаю, заказываю друзьям значки по единоборствам времен СССР. Предпочтения 1989 г. отдаю значкам в тяжелом металле. Так как они выпускались к значимым событиям и мероприятиям. Простые алюминиевые значки выпускались большим тиражом.

Например, у меня есть значок «Первый чемпионат СССР по карате», Ташкент, 1980 г. Полный запрет на каратэ был установлен в 1982 г.. А более-менее легализовано каратэ в декабре 1989 г. Интересны значки 90-х годов. В них отразилось именно развитие каратэ современной России.

Ольга Кузнецова: Ваши пожелания нашим читателям.

Константин Аксамитовский: Желаю читателям ни при каких обстоятельствах не терять веры в себя. Желаю верных друзей, в наше время это редкость,  и единомышленников. И, конечно, всем сибирского здоровья и долголетия.

Ольга Кузнецова: Константин Александрович, спасибо большое за интересный разговор, в свою очередь хочу пожелать Вам новых исторических предметов в Вашу коллекцию, продолжать заниматься любимым делом, хороших тренировок, здоровья и семейного благополучия.